Категории

Семейно правовые отношения в римском праве

Гражданское право. Лекция 1. Основные положения гражданского права и законодательства

Семейно-правовые отношения в римском праве

Тема VI.
РЕГУЛИРОВАНИЕ СЕМЕЙНО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ

1. Понятие семьи, родства и свойства

     В юридическом смысле семья - это основанный на браке и родстве союз лиц, связанных взаимными правами и обязанностями. Эти права и обязанности закрепляются в юридических нормах, которые по современным представлениям составляют особую правовую отрасль - семейное право. В Риме не существовало такой правовой отрасли, а многочисленные нормы и принципы регулирования семейно-правовых отношений изучались тем разделом частного права, который был посвящен правовому положению лиц.

     Соответствующие нормы и принципы регулировали отношения, основанные на браке и родстве ; некоторое значение в этом регулировании имели также отношения свойства. Поэтому необходимо, прежде всего, познакомиться с этими понятиями.

     Самым общим образом и сугубо в предварительном порядке брак можно определить как союз мужчины и женщины с целью совместного воспитания потомства и ведения общего хозяйства. Браки бывают моногамные (союз одного мужа и одной жены), полигамные (допускающие наличия двух и более жен); до сих пор встречаются браки полиандрические (основанные на многомужестве).

     Римскому праву был известен только моногамный брак. Но формы и основания заключения этого брака, принципы регулирования отношений супругов изменялись в течение сравнительно короткого периода времени настолько существенно, что это должно стать предметом более тщательного изучения.

     Свойством

обозначаются юридически значимые отношения родственников мужа и жены между собой, а также отношения мужа с родственниками жены и жены - с родственниками мужа.

     Родством

обозначается кровная связь между людьми, то есть связь, основанная на происхождении одного от другого или на происхождении группы людей от общего предка. Право устанавливает линии и степени родства, такие количественные характеристики, которые применяются для правильного регулирования наследственных отношений и для установления запретов кровосмешения.

     Линии

различаются прямые и боковые . Прямая линия обозначает родственников, которые последовательно происходят один от другого: сын от отца, отец от деда, дед от прадеда и т.д. Отсчет по прямой линии может быть по восходящей ( восходящие прямые родственники): внук, сын, отец, дед...; отсчет в противоположном направлении производится по нисходящей ( нисходящие прямые родственники). Боковая линия обозначает родственников, которые происходят от одного общего предка: братья, сестры; дядья, племянники и пр.

     Степень прямого и бокового родства определяется количеством рождений, устанавливающих связь между двумя данными лицами. Поэтому, например, отец и сын связаны прямым нисходящим родством первой степени, а братья - боковым родством второй степени.

     Римское право придавало во многих своих институтах решающее значение не только линиям и степеням родства, но и типам родства, ибо существовало два таких типа: агнатское и когнатское родство. В нашей литературе сложилось представление, что агнатское родство - это связь, определяемая властью домовладыки, а когнатское - это родство по крови: “Подчинением власти одного и того же paterfamilias определялось и первоначальное родство, так называемое агнатское родство... По мере развития хозяйства и ослабления патриархальных устоев получало все большее значение родство по крови, так называемое когнатское родство, в конце концов полностью вытеснившее агнатское родство”. (1)

     Такой взгляд не находит подтверждения в первоисточниках, во всяком случае, с ним расходятся обнаруживаемые в них определения. Так, в Институциях установлено следующее (I.Кн.1.XV.): “1. Агнаты - это соединенные кровным родством через лиц мужского пола, как бы когнаты со стороны отца, например, брат от того же отца рожденный, сын брата или внук от него, точно также дядя и сын дяди, и внук от него. Но те, которые соединены кровным родством через лиц женского пола, не агнаты, но, иначе говоря, когнаты по естественному праву. Итак, сын твоей тетки тебе не агнат, но когнат, и ты в свою очередь, конечно, в отношении его находишься в тех же условиях, так как дети следуют состоянию отца, а не матери”.

     Как видим, и агнаты, и когнаты - это кровные родственники. Но римское право изначально разделяло всех кровных родственников на две группы: агнатические родственники - те, связь между которыми устанавливается через отца ( патрилинейное родство), и именно эта связь имеет юридическое значение, то есть устанавливает взаимные права и обязанности родственников; когнатические родственники - те, связь между которыми устанавливается через мать ( матрилинейное родство), и долгое время эта связь не имела юридического значения.

     Важность отцовской власти при этом определялась тем, что подпадание лица под эту власть (усыновлением, замужеством) или выход лица из-под нее (эмансипацией сына, браком дочери) - то есть перемена семейного состояния - изменяли круг агнатических родственников данного лица, следовательно создавали для него родственные права и обязанности по отношению к иному кругу лиц. Это явствует из следующего фрагмента Институций (I.Кн.1. XV.): “3. ...Право агнатства прекращается во всех отношениях, в большинстве случаев, с изменением правоспособности: агнатство есть институт цивильного права. Право же когнатства не во всех случаях меняется, так как цивильный закон может уничтожать цивильные права, а естественные - не может”.

     Очевидно, что с разложением римской патриархальной семьи, отмирали некоторые права и обязанности, вытекающие из агнатического родства; с другой стороны, устанавливались такие права и обязанности, которые учитывали родство когнатическое. Иными словами, римское право изменяло акценты в учете интересов тех или других кровных родственников, не более того.

2. Регулирование брачных отношений

     ВРиме признавались три типа супружеских отношений: брак по цивильному праву (то есть брак между римскими гражданами), бракпо праву народов и конкубинат - дозволенное законом сожительство мужчины и женщины, которые в силу закона не имели права заключить цивильный брак.

     а) Понятие и формы заключения цивильного брака

     Немногочисленные и разрозненные положения XII таблиц, касающиеся брачных отношений, не дают связного понимания древнейших представлений римлян о браке. Однако историческая наука уделяет этому предмету большое внимание и содержит сведения, свидетельствующие о своеобразии первоначального регулирования брачно-семейных отношений.

     “Отец и мать, сыновья и дочери, двор и жилища, слуги и утварь - вот те естественные элементы, из которых слагается домашний быт... Способные к ...высокой культуре народы расходятся между собой в том, что сознают и регулируют эти естественные элементы то поверхностнее, то глубже, то преимущественно с их нравственной стороны, то преимущественно с их юридической стороны, но ни один их них не может равняться с римлянами в ясном и неумолимо строгом проведении тех юридических основ, которые намечены самой природой.

     Семья, т.е. достигший за смертью отца полноправности свободный мужчина вместе с женой, которую торжественно сочетали с ним священнослужители для совместного пользования водой и огнем путем принесения в жертву хлеба с солью ( confarreatio ), также их сыновья и сыновья сыновей вместе со своими законными женами, их незамужние дочери и дочери их сыновей, равно как все принадлежащее кому-либо из них имущество, - все было одним нераздельным целым, в которое не входили только дети дочерей, так как если эти дети были прижиты в браке, то принадлежали к семейству мужа, если же были прижиты вне брака, то не принадлежали ни к какому семейству. Собственный дом и дети являлись для римского гражданина целью и сутью жизни... Римская семья исстари носила в себе условия высшей культуры благодаря тому, что взаимное положение ее членов было основано на нравственных началах.”(2)

     Естественные основы регулирования брачно-семейных отношений, нравственные основания этого регулирования, наконец, цель его - метафорически выраженная вполне юридическим для римлян понятием “совместное пользование водой и огнем” - это, по-видимому, одна сторона древних представлений о браке. Другой стороной выступает главный принцип исконего римского брака - жена является собственностью мужа: “...хотя гражданский брак (matrimonium consensu) и не предоставлял мужу власти собственника над женою, но правовые понятия о формальной передаче женщины мужчине (coemptio) и о давности владения (usus) применялись в этом случае без ограничений и давали мужу возможность приобрести право собственности над женой. Пока он не приобрел этого права, т.е. пока не истек срок давности, женщина, так же как и при позднейших бракосочетаниях... была не uxor, а pro uxore; до эпохи полного развития юридической науки у римлян сохраняется правило, что жена, не находившаяся во власти мужа, была не настоящей женой, а лишь считалась за таковую”. (3)

     Итак, цивильный брак, то есть брак между римскими гражданами (matrimonium), был направлен на установление права собственности мужа над женой. Существовало три формы (три основания) возникновения такого брака: конфареация (per confarreationum), коэмпцио (per coemptionum) и юзус (per usum).

     Конфареация являлась патрицианской формой заключения брака; длительное время только в таком браке вырастали граждане, способные занимать высшие жреческие места. (4) Обряд заключения брака состоял в принесении жертвы богам перед священниками и свидетелями. Таким образом, брачная связь возникала в результате определенного ритуала; результатом возникновения связи являлось установление права собственности над женщиной.

     Такой же результат имел место и в случае применения светской формы заключения цивильного брака - коэмпцио. Это была самопродажа женщиной мужчине посредством обряда манципации, то есть в присутствии пяти свидетелей и весовщика и произнесением определенных выражений.

      Юзус - такая форма установления брачной связи, при которой использовалось правило XII таблиц о приобретательной давности, в соответствии с которым право собственности на движимую вещь возникало у добросовестного владельца по истечении одного года открытого и непрерывного владения: фактическое проживание в доме мужчины женщины, не имеющей другой брачной связи (и не торгующей своим телом) в течение одного года, порождало законный брак.

     Посредством таких обрядов, сделок и юридических фикций возникал так называемый брак с властью мужа ( matrimonium cum manu mariti ). В отличие от развития других правовых институтов, изменение принципов построения брака носили не эволюционный, а скорее катастрофический характер, что дало исследователям основание считать, что в этом деле обнаруживается уникальное нравственно-социальное явление: “Последовательным проведением принципа равенства и свободы обеих сторон в браке римское право явило чрезвычайно любопытный пример разрешения трудной и острой проблемы”(5) Действительно, если у других народов античности идея права мужа последовательно заменялась идеей опеки над женой , затем идеей главенства мужа в брачных и семейных отношениях, то Рим, перейдя эти ступени, выработал идею равенства супругов .

     Вырабатывается и юридически признается конструкция брака без власти мужа ( matrimonium sine manu mariti ). ”В браке с властью мужа еще и нет собственно семейных отношений; это - как бы вещные отношения. Но в браке без власти мужа появляются именно семейные отношения... Ибо здесь появляются два самостоятельных субъекта. ...Раньше всего отмирает юзус. С 23 года даже конфареацио (по закону) не порождает власть мужа над женой. Конфареацио живет до христианства (до IV в.), но без власти мужа над женой... Коэпмцио сохраняется дольше других форм брака... но только как форма фиктивного брака... Итак, уже со второй половины республики преобладает брак без власти мужа”. (6)

     б) Брак с властью мужа и брак без власти мужа

     Итак, древняя римская патриархальная семья создавалась посредством брака с властью мужа (matrimonium cum manu mariti). Взаимные права и обязанности супругов при этом возникали не на основе согласия брачующихся, а как результат определенных юридических фактов (религиозной церемонии, сделки купли-продажи, истечения срока приобретательной давности). Но уже в первые века по Рождеству Христову патриархальная семья уступает место семье нового типа, создаваемой браком без власти мужа (matrimonium sine manu mariti). Регулирование отношений внутри этой семьи строится не на принципе власти мужа (равной власти собственника над вещью), а на принципе равенства прав мужа и жены. Выработка соответствующих данному принципу юридических конструкций и понятий - несомненная заслуга римского права, поскольку многие из них были положены в основу семейно-правовых институтов современных европейских государств.

     Отличие брака с властью мужа от брака без власти мужа ясно просматривается в различии регулирования личных и имущественных отношений супругов.

     При браке с властью мужа жена всецело подчинялась мужу: он мог продать ее, сдать в кабалу; имел право наказывать ее, мог лишить жизни; муж был вправе истребовать жену от любого третьего лица (отца, других родственников) даже против ее воли посредством виндикационного иска, то есть как обыкновенную вещь. То есть право закрепляла такие личные отношения, в которых жена находилась в полной зависимости от мужа.

     Всевластие мужа распространялось и на имущественные отношения супругов: все, что женщина имела до брака, что она приобрела в браке - все переходило в собственность мужа.

     Такой брак мог прекращаться только смертью одного из супругов или - в результате одностороннего волеизъявления мужа, о чем свидетельствует древнейший закон (табл.IV): “3. Пользуясь постановлением XII таблиц, приказал своей жене взять принадлежащие ей вещи и, отняв у нее ключ, изгнал ее”.

     Однако в тех же XII таблицах содержится указание на юридическую возможность для женщины вступить в законный брак но при этом не попасть под власть мужа; конструкция, создававшая такую возможность, получила название трехночное отсутствие. В таблице VI, в п.4 содержится следующий фрагмент из Институций Гая: “Законом XII таблиц было определено, что женщина, не желавшая установления над собой власти мужа фактом давностного с нею сожительства, должна была ежегодно отлучаться из своего дома на три ночи и таким образом прерывать годичное давностное владение ею”.

     Наличие этого правила свидетельствует о том, что уже в древнейшую эпоху существовали у женщин настроения сохранять свою независимость и свое имущество при вступлении в брак. Но лишь ко II в. до Р.Х. эти настроения приняли такой размах, что привели к вытеснению старого брака браком без власти мужа. Историки связывают это явление с началом всеобщего кризиса в государстве, когда успешное завершение пунических и македонских войн вывело Рим на роль единственной мировой державы. Именно тогда проникновение в быт восточной роскоши, увлечение идеями эллинского космополитизма, начавшееся падение нравов, обесценение хлеба и разорение крестьянства стремительно приближали Италию к запустению. “Характерной чертой бросающегося в глаза разложения этой эпохи является эмансипация женщины... устрашающая противоестественность общества, в котором оба пола, по-видимому, хотели поменяться местами”. (7)

     В браке без власти мужа жена сохраняла свое прежнее семейное состояние: если был жив ее отец, она оставалась в его власти, если она была лицом своего права, то таковой и оставалась. Никакой дисциплинарной власти мужа над ней уже не было; естественно, что у мужа было отнято право распоряжаться женой как вещью. Правда, за мужем сохранялось решающее слово в таких вопросах, как выбор места жительства, определение способа воспитания детей.

     Имущественные отношения в этом браке строились на принципе раздельности имущества супругов. Это значит, что имущество мужа и жены составляло две совершенно независимые друг от друга массы. Все, что жена имела до брака, что самостоятельно приобретала в браке, принадлежало только ей; она вправе была самостоятельно пользоваться и распоряжаться своим имуществом, не спрашивая согласия мужа и не давая ему отчета в том. Раздельность имущества супругов допускала совершение самых разнообразных сделок между ними: купли-продажи, займа, поручения и пр. Решительно не допускалось только дарение между супругами. Мотивы установления такого запрета приводятся в Дигестах (Д.24.I.): “1. (Ульпиан). В силу обычая у нас принято, что дарения между мужем и женой не имеют силы. Принято же это для того, чтобы в силу взаимной любви (супруги) не отнимали путем дарений (имущества) друг от друга, не соблюдая меры и (действуя) с легкомысленной расточительностью в отношении себя, 2. (Павел) и дабы не утратилось стремление прежде всего воспитывать детей. Секст Цецилий присоединил и другую причину: часто происходило, что браки расторгались, если тот, кто имел возможность, не совершал дарения и в силу этого случалось, что браки являлись продажными”.

     в) Основания действительности брака

     В классическую эпоху, по-видимому, основой формирования семейных отношений стал брак без власти мужа. Утратили юридическое значение употреблявшиеся ранее ритуалы и обряды, посредством которых заключался брак. Главное значение при совершении брака приобрело свободное изъявления согласия мужчины и женщины на создание брачного союза.

     Эти изменения находят отражение уже в самом определении брака, которое дает право (Д.23.II.1): “(Модестин). Брак есть союз мужа и жены, общность всей жизни, единение божественного и человеческого права”.

     Право классической эпохи вырабатывало и формулировало те условия, которые делают такой брак юридически действительным.

     Прежде всего, таким условием является наличие согласия брачующихся, хотя определенное значение придавалось и воле тех, в чьей власти они состоят (Д.23.II.): “2. (Павел). Не может быть совершен брак иначе как по согласию всех, т.е. тех, кто вступает в брак и в чьей власти они находятся”. Однако право не ставит волю домовладыки выше желания подвластного, поэтому необоснованный отказ от согласия на брак, как и принуждение к заключению брака, недопустимы: “19. (Марциан). В гл. 35 Юлиева закона предусмотрено, что лица противоправно возбраняющие своим детям, находящимся в их власти, жениться или выходить замуж... принуждаются проконсулами и презесами провинций женить и выдавать замуж (своих) детей и давать приданое... 21.(Теренций Клеменс). Сын семейства не может быть принужден взять себе жену”.

     Учет действительного согласия при формировании брачного союза привел к установлению правил о ничтожности браков, заключаемых людьми, не способными понимать значения своих действий, хотя последующее заболевание не уничтожало брака, заключенного в здравом уме: “16. (Павел). ...#2. Безумие не допускает заключения брака, так как (для брака) необходимо согласие, но (безумие) не препятствует правильно заключенному браку”...; равным образом, признавалась ничтожность браков, заключаемых только для вида - фиктивных браков: “30. (Гай). Притворный брак не имеет никакой силы...”

     Следующим условием действительности брака выступает достижение брачного возраста женихом и невестой. В Институциях установлено на этот счет следующее правило (I.Кн.1.X.): “Римские граждане считаются вступившими в законный брак тогда, когда они заключают его согласно предписаниям законов, мужчины - в совершеннолетнем возрасте, женщины - в возрасте, когда они способны к брачной жизни”. Совершеннолетие мужчины наступало в 14 лет; некоторая неопределенность указания брачного возраста женщин устраняется следующим правилом (Д.23.II.4): “(Помпоний). Женщина, которой не исполнилось 12 лет тогда становится законной женой, когда ей (находящейся у мужа) исполнится 12 лет”.

     Большое значение право уделяло недопустимости кровосмешения , распространяя свои запреты не только на родственные связи, но и на связи, устанавливаемые усыновлением, на свойство и на прежнее рабское состояние.

     Но прежде всего, запрет кровосмешения означал недопустимость браков между родственниками: прямыми - без ограничения степеней, боковыми - третьей степени родства. Институции весьма подробно говорят об этом (I.Кн.1.X.): “1. ...Так, между теми лицами, которые состоят в родственной связи, брак не может быть заключен: между отцом и дочерью, например, между дедом и внучкой, матерью и сыном, бабкой и внуком и т.д.; и если такие лица вступают в любовную связь, то говорят, что этот брак преступный и нечистый (кровосмешение). Это правило до того свято должно соблюдаться, что даже те, которые вступают в родственные связи хотя бы посредством (усыновления), не могут сочетаться браком... 2. Также между теми лицами, которые соединяются между собой родственными узами не по прямой линии, наблюдается почти то же самое, хотя не в столь большой степени. Без сомнения, брак между братом и сестрой безусловно запрещен, все равно, будут ли они полнородные или неполнородные... 3. Нельзя жениться на дочери брата или сестры; но и на внучке брата или сестры никто не может жениться, хотя они родственники в четвертой степени... 4. Дети двух братьев или сестер, или брата и сестры могут вступать в брак”.

     Принципиальное отношение к кровосмешению ярко сформулировано юристом Павлом (Д.23.II.63): “Согласно праву народов, совершает кровосмешение тот, кто берет жену из числа восходящих или нисходящих. Если же кто-либо взял в жены боковую родственницу, на которой запрещено жениться, или свойственницу, брак с которой не дозволяется, то он наказывается: более легко, если он сделал это открыто, более тяжело, если совершил это тайно. Основание различия таково: ...открытые нарушители избавляются от более серьезного наказания как заблуждающиеся, а совершившие это втайне караются как оказавшие неповиновение”.

     Следующее условие действительности брака - отсутствие хотя бы у одного из брачующихся законной брачной связи вытекает из принципиального признания римским правом только моногамного брака. При этом следует учитывать весьма широкое понимание законности брака (Д.23.II.24): “(Модестин). Сожительство со свободной женщиной нужно рассматривать не как конкубинат, а как брак, если она не занимается продажей своего тела...”

     Рассмотренные выше условия действительности брака носят универсальный характер. Но существовали и такие условия, которые имели специфический, только римскому праву свойственный характер и обоснование. Такие условия основывались на запрете браков между лицами определенной категории: между лицами сенаторского происхождения и вольноотпущенными; с лицами, состояние гражданской чести которых опорочено; между государственными должностными лицами, управляющими в провинции, и жительницами данной провинции.

     Запрет браков между лицами сенаторского происхождения - своеобразный апартеид по сословному признаку - породил особый брачно-семейный институт - конкубинат ; а нормы этого запрета таковы. (Д.23.II.): “23. (Цельс). Папиевым законом предусмотрено, что всем свободнорожденным, кроме сенаторов и их детей , разрешается брать в жены вольноотпущенниц. ...42. (Модестин). В отношении (брачных) союзов нужно всегда принимать во внимание не только то, что дозволено, но и то, что соответствует чести. #1. Не будет брака, если дочь, внучка или правнучка сенатора выйдет замуж за вольноотпущенника или за лицо, служащее для забавы других ”.

     В последней фразе фрагмента Модестина указывается особая категория инфамированных лиц. К ним относились, принимая во внимание сказанное в разделе о правоспособности, актеры, сводники и проститутки. В Дигестах скрупулезно рассматриваются действия женщин, опорочивающих их статус настолько, что для них невозможен законный брак: “41. (Марцелл). Признается, что позором заклеймены и те женщины, которые живут постыдно и продают себя, хотя бы и не открыто... 43. (Ульпиан). Мы говорим, что открыто продает себя не только та женщина, которая занимается проституцией в публичном доме, но и та женщина, которая не щадит своей стыдливости в гостинице или в другом месте... #4. По закону относятся к тем, на ком лежит клеймо позора, не только та (женщина), которая этим занималась ранее, хотя бы и перестала заниматься: позорность действия не уничтожается тем, что это действие прекращено”.

     Наконец, в отношении должностных лиц римского государства, управляющих в провинциях, имелось такое правило: “38. (Павел). Если кто-либо занимает должность в провинции, то он не может вступить в брак с женщиной, происходящей из этой провинции или имеющей там местожительство...”

3. Регулирование отношений между родителями и детьми

     а) Регулирование личных и имущественных отношений

     Отношения между родителями и детьми, в отличие от супружеских отношений, вплоть до юстиниановского периода определялись идеей патриархальной власти отца (patria potestas). В древнейшие времена эта власть была абсолютной и полной: отец вправе был отказаться от новорожденного, мог продать ребенка в рабство или отдать в кабалу; он имел неограниченное право наказания ребенка, вплоть до придания его смертной казни (инициатор первого аграрного законопроекта, выдающийся государственный деятель, консул 386 г. до Р.Х. Спурий Кассий, по сложении полномочий, был высечен, а затем обезглавлен своим отцом, не согласным с его политикой).

     В имущественных отношениях действовал принцип, что отец становится собственников всего, что приобретает сын. Сыновья семейств в этих отношениях приравнивались к рабам и, также как последние, могли проявлять самостоятельность только в рамках предоставленного пекулия.

     Эти строгие принципы изменялись весьма медленно и только частично. Законами XII таблиц предусматривался запрет продажи детей в рабство, а отдача в кабалу ограничивалась троекратной манципацией, после чего сын освобождался от отцовской власти - эмансипировался. Во II в., по указу императора Траяна, ограничивается дисциплинарная власть отца: тот, кто злоупотреблял своим правом наказания, мог быть принужден должностными лицами к освобождению сына из-под отцовской власти.

     Только лишь в период империи, под влиянием идей христианства, происходит дальнейшее смягчение отцовской власти. В IV в. по указу императора Костантина у отца отнимается право казнить сына; сыноубийство приравнивается к обычному убийству, то есть признается уголовным преступлением.

     В сфере имущественных отношений в течение всего республиканского периода действовал принцип нераздельности имущества : все, что поступало в семью, даже если поступления шли благодаря усилиям сына, превращалось в собственность отца. Отец мог наделить сына пекулием, но это только устанавливало ответственность отца за действия сына в размере пекулия, но не сообщало сыну каких-либо прав на то имущество, которым он управлял.

     Некоторое расширение имущественных прав подвластных произошло в период гражданских войн в конце I в. до Р.Х. По инициативе Юлия Цезаря была установлена юридическая конструкция военного пекулия ; соответствующие правила гласили, что все имущество, приобретаемое сыном в течение службы в легионах, становилось его собственностью. Очевидна политическая подоплека этой новеллы: необходимость привлекать молодых людей к службе в армии.

     В последующем, при императорах, правила о военном пекулии были распространены на то имущество, которое подвластный приобретал в результате гражданской службы в имперской администрации. Тогда же стали признавать право собственности подвластных на имущество, получаемое по наследству от матери или от родственников по материнской линии (признание правом когнатического родства ).

     Наконец, при императоре Юстиниане был выработан такой принцип: отцу семейства принадлежит только то, что сын приобретает, используя имущество отца; все прочее имущество, каким бы способом оно не приобреталось сыном, составляло его собственность; за отцом, однако, признавалось право пожизненного пользования имуществом сына.

     б) Установление и прекращение отцовской власти

     Римское право различало способы установления отцовской власти над своими и чужими детьми.

     Отцовская власть над своими детьми возникала, прежде всего, естественным образом, вследствие рождения ребенка в законном браке по цивильному праву. Власть над детьми прижитыми вне брака - незаконнорожденными, могла быть установлена посредством узаконения (legitimatio). Узаконение осуществлялось посредством последующего (после рождения ребенка) вступления родителей в законный брак; в поздний период узаконение могло быть произведено посредством специального императорского указа.

     Установление отцовской власти над чужими детьми производилось посредством усыновления. Различалось две формы усыновления: адрогация ( adrogatio )и адопция ( adoptio ).

      Адрогация - это такая форма усыновления, которая применялась в отношении лиц своего права. При этом вопрос об усыновлении решало народное собрание, которое расследовало причины и обстоятельства соответствующей просьбы усыновителя и усыновляемого. В период принципата, с прекращением деятельности народных собраний, акт адрогации совершался посредством соответствующего рескрипта принцепса.

      Адопция - форма усыновления лиц чужого права, то есть подвластных детей. Первоначально она совершалась в форме частной сделки - троекратной фиктивной продажи ребенка его натуральным отцом усыновителю. И только при Юстиниане эта архаичная форма усыновления была заменена рассмотрением просьбы об усыновлении в суде и вынесением соответствующего решения.

     В древности отцовская власть прекращалась только со смертью отца и при занятии подвластным определенных сакральных должностей: фламина или весталки. В последующем было введено освобождение от власти отца лиц, занимающих высшие позиции в государственной или церковной иерархии (префектов претория, епископов). Но допускалось освобождение подвластного по воле отца. В республиканский период оно осуществлялось посредством тройной фиктивной продажи отцом сына доверенному лицу, которое троекратно отпускало его на свободу. Такой ритуальный акт носил название эмансипация ( emansipatio ). При Юстиниане эта архаичная процедура была заменена эмансипацией по решению суда.

Вопросы для самопроверки

1. Что означает термин семья ?

2. Какими способами определяется родство ?

3. Что означают термины агнатское родство и когнатское родство ?

4. Какие существовали формы заключения цивильного брака?

5. На каких принципах строился брак с властью мужа?

6. На каких принципах строился брак без власти мужа?

7. Какие существовали условия действительности брака?

8. Какими принципами регулировались отношения между родителями и детьми?

9. Какие существовали основания установления и прекращения отцовской власти?

Источник: http://web-local.rudn.ru/web-local/uem/ido/rim_p/G6.htm

Тема 5. Семейные правоотношения в римском праве.

§ 1. Римская семья

§ 2. Брак

§ 3. Отцовская власть, положение подвластных лиц.

§ 4. Опека и попечительство.

§ 1.Римская семья

Обратите внимание на то, что наличие подвластных лиц не было обязательным требованием для того, чтобы быть домовладыкой. Обладание властью (dominium, potestas) делало лицо господином (dominus) или «отцом семейства» (paterfamilias). Римляне говорили: «Также отцом семейства называется тот, кто обладает властью в доме, и он правильно так называется, хотя бы он и не имел сына» closetest2Отсутствие чужой власти делало лицо домовладыкой.

Домовладыка считался субъектом всех имущественных прав семьи, и только он один в семье был полностью правоспособным лицом (persona sui juris).

Глава семьи - домовладыка обладал одинаковой абсолютной властью (manus – буквально - «кулак») над всеми членами семьи, над рабами, семейным имуществом. Римляне не делали различия между ними. Виндикационным иском домовладыка мог истребовать и детей, и рабов, и вещи из чужого незаконного владения. На раннем этапе развития римского общества власть домовладыки была безграничной над всеми подвластными лицами.

Постепенно, в ходе исторического развития римской семьи произошло некоторое ограничение власти домовладыки, и римляне стали различать власть домовладыки над:

opentest1Агнатское (агнатическое) родство (родство юридическое) определялось по власти домовладыки и характеризуется как -

  • юридическое родство, основанное не на родственной, а на правовой связи подчиненных общему домовладыке лиц.

  • родство только по мужской линии, т. к. только мужчина мог быть paterfamilias (Новицкий И. Б. Основы римского гражданского права. М. 1956. С. 59-60).

Все подвластные домовладыке лица считались родственниками – агнатами (agnati или adgnati). Агнатами могли быть

  • кровные родственники (cognati) братья, состоящие под властью своего отца,

  • лица, не связанные между собой узами кровного родства, например, жены подвластных сыновей при браке сum manu mariti.

Лицо, которое выходило из-под власти домовладыки переставало быть родственником – агнатом. closetest3Когда дочь выходила замуж и переходила в семью мужа, под его власть или под власть его домовладыки, то она становилась агнаткой в семье мужа и переставала быть родственницей – агнаткой своих родных братьев и сестер, своих родителей (матери и отца), становилась для них юридически чужим лицом.

Невестка же, приходя в дом paterfamilias, становилась агнатической родственницей всех других подвластных ему лиц – сестер, других невесток и т. п.

Значение агнатского родства проявлялось:

  • при наследовании – к наследованию призывались только агнаты, даже не связанные кровным родством с наследодателем. Наследовала невестка умершего домовладыки, в то время как его замужняя дочь устранялась от наследования,

  • при назначении опекуна, которым должен был быть родственник – агнат.

opentest2Когнатское родство (родство генетическое) определялось не по власти домовладыки, а по кровному родству. Поэтому выход из-под власти домовладыки не приводил к прекращению родственных связей между кровными родственниками, например, братьями и сестрами.

Родство определялось по линиям и степеням. (Дигесты Юстиниана / Перевод с латинского / Отв. ред. Л.Л. Кофанов. Т. VI. Полутом 1. М. 2005. С. 285-315)

opentest3Родство, связанное с происхождением одного лица от другого, называлось родством по прямой линии, которые подразделялись на:

    1. opentest4нисходящих родственников по прямой линии, т. е. происходящих от одного лица – сын, внук, правнук,

    2. opentest5восходящих родственников по прямой линии, т. е. от которых произошло данное лицо – отец, дед, прадед.

opentest6Родство, связанное с происхождением от общего предка, но не одного лица от другого, называлось родством по боковой линии – братья, сестры, дяди, тети, племянники, племянницы.

Степень родства следует определять числом рождений, которые отделяют одно лицо от другого (Ефимов В. В. Очерк древнеримского родства и наследования. СПб. 1885. С. 5-9):

степени родства

По прямой линии (восходящие и нисходящие)

по боковой линии

1 степень родства

родители и дети,

2 степень родства

Дед, бабка и внуки

братья и сестры

3 степень родства

прадед, прабабка и правнуки

дяди, тети и племянники

4 степень родства

прапрадед, прапрабабка и праправнуки

двоюродные братья и сестры

  1. Римский род (gens).

closetest4В римский род объединялись, лица, которые в прошлом имели общего paterfamilias, но за давностью времени уже забыли о нем, однако сохранили память о единстве предков под его властью (Римское частное право / Под ред. И. Б. Новицкого, И. С. Перетерского. М. 1948. С. 134-135).

Члены рода:

  • носят общее имя (nomen gentilicum / gentile),

  • имеют общий родовой культ (sacra gentilicia),

  • могут призываться к наследованию и опеке над членами рода (в случае отсутствия агнатов).

Принадлежность к роду можно было определить по имени римлянина. Личное имя римского гражданина состояло из трех частей – например, Марк Тулий Цицерон (Marcus Tullius Cicero) (Бартошек М. Римское право: (Понятие, термины, определения) / Перевод с чешского. М. 1989. С. 224):

    1. собственного имени – Марк (praenomen),

    2. родового имени – Тулий, т. е. из рода Тулиев (nomen gentilicum),

    3. имя одной из ветвей рода или родовое прозвище – Цицерон (cognomen).

Собственное имя лица менялось, а родовое имя и прозвище оставались неизменными. Гражданин мог получить и другое прозвище, которое дополняло родовое. Например, прозвище «Африканский» добавилось к имени Публий Корнелий Сципион (Publius Cornelius Scipio Africanus).

mashtest4У римских женщин не было собственного имени. В качестве личного имени женщина получала родовое имя отца – Юлия (из рода Юлиев), Клавдия (из рода Клавдиев) и т. д. Если у отца было две дочери, то добавляли определение «Младшая» (Minor), если несколько дочерей то к родовому имени добавлялось порядковое числительное – Юлия Вторая (Secunda), Юлия Третья (Tertia).

familia – римская семья, семейное имущество

paterfamilias – домовладыка, единственный обладатель власти в семье

dominium - власть, господство, собственность.

potestas - власть

dominus - господин

persona sui juris – лицо своего права, т. е. лицо без власти домовладыки

manus - власть

manu mariti - супружеская власть

patria potestas - отцовская власть над детьми, лишавшая их правоспособности в имущественных отношениях и в архаический период истории римского права не ограниченная.

dominica potestas – власть над рабами

agnati или adgnati – агнаты, родственники, объединенные властью одного домовладыки

cognati – когнаты, кровные родственники

cum manu mariti – власть мужа над женой

gens – римский род

nomen gentilicum / gentile – родственники, носящие общее родовое имя

sacra gentilicia - общий родовой культ

praenomen - собственное имя лица

nomen gentilicum / gentile – родственники, носящие общее родовое имя

cognomen - имя одной из ветвей рода или родовое прозвище

Источник: https://StudFiles.net/preview/6130898/page:43/

ТЕМА 5. СЕМЕЙНО – ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В РИМСКОМ ПРАВЕ


Вопрос – 1. Римская семья. Агнатское и когнатское родство.

Первоначально familiaсемейные рабы, затем – жена, дети, сам домовладыка, рабы. Патерфамилиас – агнатское родство. Дочь, выйдя замуж, становилась агнаткой семьи мужа. Домовладыка, неограниченная власть. Затем перешли к когнатской семье. Первичную ячейку римского общества составляла семья — familia. Принадлежность к римской семье считалась прерогативой римских граждан, а положение, которое римский гражданин в семье занимал, определяло наряду со свободой и гражданством его правосубъектность.

Семья в Древнем Риме строилась на сугубо партиархальных началах, напоминая автономный мирок, полностью подчиненный власти одного лица — главы семьи (paterfamilias) и только им представляемый вовне. Власть paterfamilias в семье была непререкаемой и в древнейшее время безграничной. Все остальные члены семьи подчинялись paterfamilias в одинаковой степени и были перед ним совершенно бесправны: он мог подвергнуть их любому наказанию, продать в рабство и даже лишить жизни. Это относилось не только к детям, но и к жене, которая по древнеримским воззрениям занимала filiae loco (положение дочери) по отношению к мужу и sororis 1осо (положение сестры) по отношению к собственным детям.

Отмеченная структура римской семьи обусловила деление граждан по их семейному состоянию на самостоятельных и подчиненных, или, как говорилось в римских источниках, на лиц своего права (personae sui juris) и лиц чужого права (personae alieni juris). Самостоятельным (persona sui juris) был в семье только один человек — paterfamilias.

Семейные отношения по Законам ХII таблиц характеризуются ранее всего неограниченной властью домовладыки. Все живущие под крышей его дома, будь то кровные родственники или приемыши, были членами одной и той же фамилии, агнатами. Имущество семьи считалось ее коллективной собственностью, но распоряжаться им мог только "отец семейства" - paterfamilias. По смерти последнего оно поровну делилось между агнатами. Когда их не оказывалось, наследовали ближайшие сородичи (братья умершего, их сыновья и т. д.), которых также считали агнатами, хотя и дальними (братья некоторое время до смерти отца жили под одной крышей). Дочь переходила в дом своего мужа, подпадая под власть его самого и его отца, если последний был еще жив. По отношению к своему родному отцу и своей старой семье вообще она когнатка, кровная родственница, но и только. Прав на наследство в своей кровной семье она, а также ее дети и внуки не имели.

Имущественная правоспособность наступала для римского гражданина нередко много позже политической - не ранее смерти отца. Существовала одна возможность для освобождения сына при жизни отца - через троекратную продажу в рабство. После третьей продажи сын становился свободным. По отношению к своей семье он делался когнатом, лишенным, как и замужняя дочь, права наследования. Жена так же, как и другие домочадцы, была во власти paterfamilias, своего мужа. Сама форма брака была для нее хотя традиционной, но все же унизительной, особенно если брак устанавливался покупкой (в форме манципации). Некоторое равенство давал ей только брак без формальностей - "сине ману", без "наложения руки". Такой брак, допущенный законом, устанавливался фактом простого сожительства. Имущество супругов находилось при этом в их раздельной собственности. Брак этот следовало возобновлять ежегодно. Прожив в течение года в доме мужа, жена автоматически подпадала под его власть - по давности. Чтобы избежать этого, она не менее трех ночей в году проводила вне дома - давность таким образом прерывалась.



Происхождение брака "сине ману" не вполне ясно. Возможно, что первоначально это была некоторая юридически неполноценная разновидность брака между патрициями и плебеями, которым "правильный брак" был разрешен только после издания закона Канулея (445 г. до н. э.). Поскольку издержки на содержание семьи лежали на муже, установился обычай, чтобы в браке "сине ману" жена приносила приданое (в "правильном" браке все ее имущество было собственностью мужа). В случае развода оно возвращалось. Законы XII таблиц разрешают наследование по завещанию, но ограничивают его рядом условий. Лишая наследства кого-либо из агнатов, отец должен был прямо назвать его. Это решение могло быть обжаловано. Всякое наследственное распоряжение нуждалось в ранний период республики в утверждении народного собрания.

Брак. По словам Модестина, брак представлял собой "conjunctio maris et feminae, consortium omnis vitae, divini et humani juris communicatio" (союз мужа и жены, объединение всей жизни, общность божественного и человеческого права). В действительности, однако, эта явно идеалистическая формулировка маскировала полнейшее подчинение жены власти мужа, лишь с течением времени мало—помалу уступившее место признанию личной и имущественной самостоятельности жены.

Брак: между римскими гражданами и с участием не римского гражданина. Матримониум – брак. Конкубинат допускался. Брак кум ману и брак сине ману. Условия вступления в брак: согласие, возраст, отсутствие другого брака, наличие юс конубии. Родство или свойство. Запрет вступления в брак близким родственникам. Условия прекращения брака: смерть супруга, утрата одним из них свободы, развод. В дальнейшем – запрет на развод без уважительной причины.

Вопрос – 2 Личные и имущественные отношения между супругами.

Различались в зависимости от кум ману или сине ману. Изменение статуса приданого. Дарение мужем. Отцовская власть. Узаконение детей от конкубины и усыновление чужих детей. Личные права и обязанности родителей и детей также подвергались изменениям: от права жизни и смерти до алиментов. Пекулий сыну. Все поступления – домовладыке. Основания прекращения отцовской власти: смерть домовладыки или подвластного: утрата ими свободы или гражданства, лишение домовладыки отцовской власти: приобретение подвластным некоторых почетных званий.

Эманципация. Усыновление. Усыновление представляет собой способ установления patria potestas над чужими детьми, а сами его формы различались в зависимости от того, шла ли речь об усыновлении persona sui juris или persona alieni juris.

Усыновление persona sui juris называлось arrogatio и первоначально производилось публично в народном собрании, куда, как известно, имели доступ только мужчины, в связи с чем усыновление женщиной или женщины либо лица, не достигшего совершеннолетия, было исключено. Поскольку, далее, "adoptio naturum imitatur" (усыновление подражает природе), между усыновителем и усыновляемым обязательна по меньшей мере восемнадцатилетняя разница в возрасте. Наконец, усыновить вправе лишь тот, кто сам является persona sui juris, ибо patria potestas могла принадлежать только ему. Arrogatio, утвержденное законодательным органом — народным собранием, тем самым приобретало публично—правовую окраску.

В последующем необходимость в санкционировании arrogatio народным собранием отпала. Усыновление разрешалось производить частным образом. Важно лишь, чтобы об этом было публично объявлено. В императорский период был отменен запрет на усыновление детей, не достигших совершеннолетия, а само усыновление оформлялось императорским рескриптом.

Усыновление persona alieni juris называлось adoptio и означало по сути дела смену paterfamilias, которому подчинялся подвластный. Оно, следовательно, влекло разрыв кровных связей с прежней семьей и возникновение родства с семьей усыновителя. Соответственно такому ее назначению и сама процедура adoptio слагалась из двух этапов: на первом происходило освобождение подвластного от patria potestas, под которой он находился до сих пор, а на втором — его вступление под patria potestas усыновителя.

Для освобождения подвластного сына от patria potestas необходима была его троекратная фиктивная продажа с последующим освобождением мнимым покупателем. В данном случае цель состояла, однако, в том, чтобы подвластный лишь выходил из—под patria potestas, не становясь в то же время persona sui juris. Поэтому после того, как "продажа" сына совершалась в третий раз, "покупатель" не отпускал его "на свободу", а в качестве ответчика по иску vindicatio in patriam potestam, который к нему согласно достигнутой заранее договоренности предъявлял усыновитель, являлся вместе с подвластным к претору и там позитивно или путем молчания признавал иск, после чего претор объявлял подвластного состоящим под patria potestas усыновителя.

Adoptio, будучи в отличие от arrogatio частноправовым актом с самого начала, не содержало ограничений для усыновления совершеннолетних и женщин, тем более, что освобождение женщины от patria potestas наступало уже после однократной "продажи". При Юстиниане двухстадийный процесс adoptio был заменен заявлением перед судом. Кроме того, усыновленный продолжал состоять под patria potestas родного отца, становясь лишь законным наследником усыновителя.

 


⇐ Предыдущая891011121314151617Следующая ⇒




Дата добавления: 2015-05-31; Просмотров: 328; Нарушение авторских прав?;




Читайте также:

Источник: https://studopedia.su/17_61333_tema--semeyno--pravovie-otnosheniya-v-rimskom-prave.html
Смотрите также: